Биатлонистка Анастасия Меркушина о плюсах от тренировок с отцом

Спортивные династии – не редкость в биатлонном мире, и мы знаем многие из них. Уроженка Сум Анастасия Меркушина – представитель одной из таких семей: молодая, амбициозная спортсменка продолжает дело родителей, Ирины и Олега Меркушиных, которые сегодня и являются ее тренерами.

От первого подиума на международном уровне, на который биатлонистка поднималась в Нове Место на ЮЧМ, ее отделяют 9 лет. После этого, она продолжала упорно и тяжело работать, что дало ей возможность присоединиться к национальной команде и стать практически бессменным членом женской эстафеты. В активе 25-летней украинки уже есть три медали ЧМ в эстафетах, а также несколько финишей в топ-10 в личных гонках. Однако, и сама спортсменка, и ее тренер – отец Олег Меркушин, считают, что этого мало и нужно двигаться вперед.

Два тренера в доме

«У меня не только папа тренер, но также и мама, она еще бывшая биатлонистка. Именно она после завершения спортивной карьеры делала со мной первые шаги и дала прочную основу», – рассказывает Анастасия. «Так что у нас сегодня в доме два тренера со званием “Заслуженный тренер Украины”. Это здорово, когда родители тебя не только понимают, но и поддерживают, вкладывают душу и сердце, а также и деньги, которых на занятия спортом для меня не жалели.

Помню, когда мне покупали платье для выпускного, папа посмотрел на ценник и воскликнул: “За эти деньги можно купить штангу для тренировок”. Даже когда стоял выбор: семье нужны были важные для жизни вещи или мне нужно было поехать на соревнования, выбирали второе».

Совместная работа с родителями может быть очень комфортной и результативной для спортсмена, а как относится папа-тренер к процессу воспитания дочери-биатлонистки: «Думаю, своего ребенка легче тренировать, потому что с ним больше взаимопонимания, ты лучше его знаешь. Ведь у меня были и другие воспитанники, есть с чем сравнивать. Бывает, спортсмен доходит до какого-то уровня и меняет тренера, потому что исчезает взаимопонимание. Правда, когда работаешь с кем-то, тренируешь его, этот человек уже становится почти твоим ребенком. Но собственный ребенок, что бы ни произошло, все тебе простит и куда бы ни ушел, вернется назад. Да и живешь с ним 24 часа в сутки, знаешь о нем практически все».

«Верю в то, что мы делаем»

Знать практически все о ребенке для отца хорошо, а вот как дочь относится к этому? Анастасия считает, что при каких-то минусах, преимуществ в процессе такой «домашней» подготовки все же намного больше: «У меня все здорово, и я вижу только плюсы от тренировок с папой», – говорит спортсменка. «Ведь твой тренер всегда рядом. Бывает и так, что часов в 12 ночи меня мучает какой-то вопрос, не дает уснуть, я иду к родителям и прошу помощи, которую тут же получаю. Что касается тренировочной системы и подхода, я верю в то, что мы делаем на все 100%, уверена, что все правильно, и нужны только усилия и время».

Очень важно, когда тренер и его воспитанник предельно доверяют друг другу. «Мы с Настей работаем вместе. Я рассказываю, что должно быть и почему, а она иногда корректирует методы работы, чувствуя, что ей подходит в данный момент, и что нужно для достижения результата. Я ей доверяю», – говорит Олег Меркушин.

«Привыкла доверять отцу»

Анастасия также отмечает, что никаких конфликтов у них не возникает, отец и дочь привыкли проговаривать все нюансы работы: «Я – человек вспыльчивый, взрывной, мне быстрее хочется достичь результатов. Люблю бежать впереди паровоза. Но папа меня обычно сдерживает, он гораздо опытнее меня. Он знает какую работу и когда лучше дать, продумывает все на три шага вперед. Я же со своей вспыльчивостью хочу все и сразу. Но в большинстве случаев папа оказывается прав, поэтому я привыкла ему во всем доверять.

За достаточно большой период работы у нас такой баланс создан: я доверяю ему, когда он мне дает работу, а он – мне, когда я ему рассказываю о своем самочувствии. Если что-то меня не устраивает или возникает спорная ситуация, то обращаюсь к маме, она нас рассудит и, если я не права, укажет на мои ошибки».

«Учу спортсменов думать»

Конечно, доверие – это прекрасно, но биатлон – сложный и жесткий вид спорта, здесь поблажек быть не может. Как же ищет «золотую середину» между требовательностью и желанием пожалеть своего ребенка тренер Меркушин: «Не знаю, где находится этот баланс. Где-то, конечно, нужно спросить по полной, а иногда и пожалеть. Но так вышло, что моих дочерей: и старшую, Настю, и младшую, Александру, надо, скорее, тормозить, чем напрягать. Всем ребятам, с которыми я работал, в том числе и дочерям, всегда стараюсь прививать культуру тренировки и учу их думать. Чтобы подготовка была продуктивной, нельзя выйти и просто так, без плана, что-то делать и сразу забыть об этом после тренировки. Нужно понимать, что и зачем делать сегодня, завтра и через 4 года».